Наталья и Иван Стришние тоже под следствием по следам Цапков

Об этом 16 июля в Москве на пресс-конференции в информационном агентстве «Росбалт» заявили адвокаты и потерпевшие от криминального беспредела в станице Кущевской, пик которого пришелся на массовое убийство в 2010 году двенадцати человек.


После ареста главаря банды Цапка и его головорезов остатки банды под руководством Федора Стрельцова по прозвищу Федя Обнал продолжали существовать и в последующие годы, но уже вели себя «тихо», получая чужое имущество уже с помощью судебных актов Краснодарского краевого суда. Так бы всё и продолжалось, но в 2016 году председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин возбудил уголовное дело по мошенничеству в отношении судьи Ростовского арбитражного суда Светланы Мартыновой, результатом расследования которого стал обвинительный приговор.

Светлана Мартынова получила семь лет колонии, из ее дела было выделено более десяти новых эпизодов, по которым пошло расследование. Следователи начали проверку наличия состава преступления в действиях Федора Стрельцова, Виталия Кошенка, Арсения и Эльвиры Антонецких, Сергея Криштопы и других, в том числе Натальи и Ивана Стришних. Были допрошены десятки новых лиц — очевидцев преступных действий банды Сергея Цапка, которые не смогли в тот период времени достучаться до следователей и правоохранителей. Среди них был Сергей Холмовой, Валерий Дорошенко, Александр и Наталья Исюк, Николай Гордик и другие.

Стало ясно, что в погоне за известными всей стране главарями цапковской банды без внимания следователей оставались другие лица, причастность которых к преступлениям проверяется до сих пор: речь идет о Наталье Цеповяз (Стришней) и ее брате Иване Стришнем. Наталья Стришняя, согласно официальным данным, является совладельцем ООО ОПХ «Слава Кубани», ее брат Иван является исполнительным директором этого общества.

Следственные органы Краснодарского края и Ростовской области в 2017—2019 годах возбудили несколько новых уголовных дел, были арестованы сообщники Стрельцова. Виталий Кошенок уже осужден на семь лет колонии, в Кущевский районный суд поступили на рассмотрение уголовные дела Криштопы и Антонецкого, на подходе еще несколько уголовных дел. Сам Федя Стрельцов — Обнал скрылся за рубежом. Сейчас он объявлен в международный розыск. Активизация по делам банды пошла с приходом на Кубань нового прокурора Сергея Табельского, по указанию которого из архивов были подняты старые материалы, такие как дело по заявлению о вымогательстве в 2008 году у кущевского предпринимателя Николя Гордика, и другие материалы.

Эту пресс-конференцию ждали. События последних месяцев и особенно недель требовали объяснений. И, забегая вперед, они были получены сполна.

Осенью прошлого года страну всколыхнули фотографии Вячеслава Цеповяза — одного из «Цапков», отбывающего двадцатилетний срок за свои преступления. На кадрах он лакомился крабами, икрой, пребывая в шикарном интерьере, совершенно не похожем на колонию. Скандал получился нешуточный. В результате сотрудники ФСИН, причастные к созданию особых условий, получили хорошую взбучку, а сам Вячеслав Цеповяз отправился в другую — наистрожайшую изоляцию.
По утверждениям СМИ, фотографии попали в Интернет благодаря его бывшей жене, с 2011 года владелице громадного сельхозпредприятия «Слава Кубани» Наталье Стришней. И якобы вызван такой поступок страхом за свою жизнь и своих, кстати общих с Вячеславом Цеповязом, детей, поскольку в ее адрес следуют угрозы от ее бывшего мужа, пытающегося забрать у нее часть предприятия, которым он ранее владел.

Тогда Наталье Стришней прекрасно удалось создать роль богатой жертвы. Направо и налево она раздавала комментарии СМИ, из которых было видно, что, мол, начинала она бизнес с нуля, вставала рано, ложилась поздно, спины не разгибала — вот и создала крупнейшее в Кущевском районе сельскохозяйственное предприятие с миллиардными оборотами. Что на протяжении нескольких лет она содержала мужа в колонии, выделяя ежегодно по три миллиона рублей. Но потом, с ее слов, он стал требовать всё больше, а затем и вовсе решил отобрать у нее предприятие при помощи своего юриста Андрея Карпенко. Вот женщина якобы и не выдержала, решила вместе с адвокатом Эдуардом Чургулией поведать всей стране и миру о своей нелегкой ВИП-судьбе кущевской «крестьянки».
Кстати, об Андрее Карпенко. Наталья Стришняя знала, о ком говорила, ведь именно Андрей Карпенко был личным юристом Сергея Цапка и Вячеслава Цеповяза, не исключено, что юридическими стараниями Карпенко оформлялась на них земля, отобранная бандитами у граждан. Сейчас Андрей Карпенко арестован по уголовному делу Федора Стрельцова, активно сотрудничает со следствием и охотно дает показания против своих бывших боссов, а также по Наталье и Ивану Стришних.
Мы писали об этом деле и уже тогда задавали много вопросов, на которые никак не могли получить ответы, но, когда они прозвучали, получился эффект разорвавшейся бомбы. Покруче, чем крабы в колонии Вячеслава Цеповяза.
Уголовное дело в отношении Федора Стрельцова, Натальи Стришней, ее брата Ивана Стришнего и других неустановленных лиц возбудили следователи ростовского ГУ МВД РФ 24 мая этого года по статье «Вымогательство». Этим лицам вменяется вымогательство 70 миллионов рублей у предпринимателя Александра Исюка и членов его семьи еще в 2010 году. Вот тут и пала тень подозрения на образ честной бизнесвумен, которая ростовским судом арестована до 24 августа. Также арестован и ее брат Иван. И оказалось, что скелетов в шкафу у фигурантов нового дела, возможно, не меньше, чем у тех «Цапков», которые отправились на зоны или гораздо дальше.

Открыл московскую пресс-конференцию адвокат Александр Войналович:
— Я представляю интересы своих доверителей. Александр Исюк и Николай Гордик пострадали от так называемой банды Цапков. Теперь выясняется, что в нее входили не только те, кто был осужден, но и те, кто, оставаясь в тени, зарабатывал на крови жертв и получал дивиденды от вымогательств и других преступлений.
Федор Стрельцов по прозвищу Федя Обнал сейчас объявлен в международный розыск.
В отношении Натальи Цеповяз (Стришней), которая приходилась кумой главарю банды, и ее брата Ивана Стришнего ведется следственная проверка.
Хочу обратить внимание на то, что при расследовании массового убийства в доме фермера Аметова 4 ноября 2010 года, которое совершил главарь банды Цапок и его сподручные, на второй план ушла экономическая составляющая этой преступной группировки. А ведь именно за счет бандитизма и вымогательства семья Цапок стала крупным землевладельцем: они владели предприятиями ООО «Артекс-Агро», ООО «Юг-Агротехника».
— Следственные органы установили, что первый земельный актив главарь банды Цапок вместе со своими двумя компаньонами получили путем махинаций с землями совхоза «Степнянский», а когда глава администрации Кущевского района Борис Москвич стал поднимать эту тему, требуя вернуть землю, то контора совхоза сгорела со всеми документами, а Бориса Москвича застрелили во дворе администрации. Убийство так и не раскрыто, — сказал адвокат.

Здесь хотелось бы сделать отступление. Возможную причастность Сергея Цапка к убийству Бориса Москвича следователи отрабатывали, но до конца не довели, благо под руку следователю Бадалову, как пишут СМИ, попался младший Палкин, сын бывшего главы администрации Кущевского района, которого сменил на этом посту Борис Москвич, и якобы сын был обижен, что отец не прошел в главы. От Палкина следователи даже добились признательных показаний, но потом он на суде отказался от них, а суд присяжных его оправдал. Очевидно, что к этой версии стоит вернуться, благо кроме Сергея Цапка выгодоприобретателями земель совхоза «Степнянский» стали еще одни известные в районе предприниматели, пока еще остающиеся в тени следствия.
— Доходы от преступной деятельности, — продолжил адвокат Войналович, — Цапок, вероятно, и вкладывал в два своих семейных предприятия: ООО «Артекс-Агро» и ООО «Юг-Агротехника». ООО «Артекс-Агро» принадлежала мегаферма стоимостью более миллиарда рублей. За счет доходов этих предприятий богатели все: жены, матери, иные родственники бандитов.
Сейчас мегаферма «Артекс-Агро» принадлежит Агрокомплексу имени Н. И. Ткачева, как и земли «Севера Кубани», которые контролировал Цапок, Цеповяз и Стрельцов, а сам «Север Кубани» был оформлен на Ивана Стришнего.
«Бизнес-партнер» Цапка — Вячеслав Андреевич Цеповяз вкладывал средства в свое семейное предприятие — ООО ОПХ «Слава Кубани», в котором главным действующим лицом была его жена Наталья Цеповяз (в девичестве Стришняя). Теперь Наталью Цеповяз проверяют вместе с Иваном Стришним, не были ли они идеологами многих преступлений насильственной направленности, результатом которых стал отъем бизнеса у предпринимателей, имущество которых так или иначе «перетекало» в ООО ОПХ «Слава Кубани» и ООО СК «Север Кубани», учредителем последнего был Иван Стришний, затем его сменил Виталий Иванов, участник массовой расправы в доме Ахметова, после него учредителем в ООО СК «Север Кубани» стал лично Федор Стрельцов.
Вот именно эти лица, как утверждает потерпевший от их преступной деятельности Николай Михайлович Гордик, путем открытого вымогательства в 2008 году забрали у него имущество трех его предприятий и 4500 гектаров земли, которую перевели на ООО СК «Север Кубани», где учредителем был Иван Стришний.
Уголовное дело по заявлению Николая Гордика было возбуждено еще в 2011 году, сразу после кущевской трагедии, но затем его «положили на полку», где оно пролежало без движения до конца 2017 года, пока новый прокурор Краснодарского края Сергей Табельский не потребовал возобновить расследование, после чего руководитель следственного отдела по Кущевскому району Адам Хамбиев на законных основаниях возбудил уголовное дело в отношении одного из участников преступления — Федора Стрельцова по факту вымогательства, и тот был объявлен в розыск.

Под непосредственным руководством СК по Краснодарскому краю кущевские следователи активизировали работу по уголовному делу и собрали всю картину преступления десятилетней давности.
Следователи установили, что для того, чтобы осуществить это преступление, по надуманному заявлению Федора Стрельцова в отношении Гордика было возбуждено уголовное дело, которым занимался начальник межрайонного отдела УБОП А. М. Ходыч. Следует отметить, что банда отбирала имущество предпринимателей в том числе и при участии правоохранителей.
После того, как Гордик стараниями Ходыча был помещен в кущевский ИВС, к нему неоднократно заходили и от имени членов банды требовали переписать имущество и землю на «нужных людей, обещая в противном случае арестовать всех членов семьи Гордика, а его самого „кончить в камере“».
Итогом вымогательства стала передача имущества предпринимателя Н. М. Гордика и его земель в ООО СК «Север Кубани», которое было оформлено на родного брата Натальи Цеповяз — Ивана Стришнего.
Ущерб для Николая Гордика и членов его семьи составил более 200 млн рублей, они признаны потерпевшими и гражданскими истцами, в чем немалая заслуга нового руководителя СК по Кущевскому району Виталия Удода и органов Прокуратуры Краснодарского края.
В настоящее время уголовное дело по заявлению Н. М. Гордика в установленном порядке по решению руководства СК России передано в СУ СК РФ по Ростовской области и соединено с другими уголовными делами в отношении Стрельцова. Решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности и других организаторов и исполнителей этого преступления.

Таким образом, только через восемь лет, 24 апреля 2018 года, Н. М. Гордика и членов его семьи признали потерпевшими, что делает несостоятельным все утверждения адвокатов бандитов и их родственников, что якобы только сейчас потерпевшие стали подавать заявления в правоохранительные органы.
Аналогичная история произошла и с предпринимателями Валерием Ивановичем Дорошенко и Сергеем Борисовичем Холмовым, у которых члены банды отобрали их права на сельскохозяйственное предприятие ООО «Агро-Полтавченское». Сейчас эти земли находятся в пользовании Агрокомплекса им. Н. И. Ткачева.
На протяжении нескольких лет Дорошенко и Холмовой пытались возбудить уголовное дело в отношении Федора Стрельцова и его сообщников, но не смогли этого сделать. И только после того, как они обратились к прокурору Краснодарского края Сергею Табельскому, 20 декабря 2018 года силами СО ОМВД по Кущевскому району было возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». Холмовой и Дорошенко признаны потерпевшими и гражданскими истцами — каждый на сумму более ста миллионов рублей.
А затем по делу стали происходить какие-то странные вещи. Оно было затребовано в СЧ ГСУ ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю, где лежит без движения более полугода. Видно, кому-то очень не хочется вытаскивать скелеты из этого дела, и мы просим прокурора Краснодарского края С. В. Табельского взять на личный контроль ход этого расследования.
Похожее преступление было совершено в 2010 году и в отношении Александра Григорьевича Исюка и членов его семьи — жены и дочери, и только 24 мая 2019 года было возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ («Вымогательство») в отношении Ф. Е. Стрельцова, Н. И. Стришней, И. И. Стришнего и неустановленных лиц.
Следствие подозревает фигурантов дела в том, что под угрозой жизни и здоровью А. Г. Исюка и членам его семьи при участии главаря банды Сергея Цапка вынудили А. Г. Исюка взять на семейное предприятие ООО «ЮСТ» два кредита, а полученные кредитные средства в сумме 70 миллионов рублей под угрозой убийством вынудили передать членам банды Цапков.

Благодаря принципиальной позиции прокурора Ростовской области Юрия Баранова и районного суда Ростова-на-Дону 12 июля 2019 года Наталье Стришней и ее брату Ивану Стришнему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу до 24 августа 2019 года, а Федор Стрельцов объявлен в розыск. К сопровождению уголовного дела подключились сотрудники областного управления ФСБ.
Сторона защиты Натальи Стришней и Ивана Стришнего стала называть арест незаконным, утверждала, что эти лица якобы не имеют никакого отношения к данному преступлению, что к этому вымогательству может быть причастен бывший супруг Натальи и сам Федор Стрельцов. Утверждала, что уголовное дело носит якобы заказной характер, но все эти доводы не повлияли на суд.
Также хотел обратить внимание на то, что о данном преступлении Александр Исюк сообщил еще в декабре 2010 года, при расследовании уголовного дела по убийству людей в доме фермера Аметова, но возбуждать уголовное дело не стали, посчитав, очевидно, что это надо сделать позже, а позже также не стали делать. При этом преступники не сидели сложа руки и сами инициировали привлечение Александра Исюка и членов его семьи к уголовной ответственности — сначала за невозврат тех кредитов, которые у него забрали силой члены банды, а затем по банкротству его фирмы ООО «Саваш», которую те же бандиты Цапка довели до банкротства. Таким образом Александра Исюка пытаются заставить замолчать.
Следом слово взяла супруга Александра Исюка Наталья Исюк. Ее выступление было эмоциональным. Было видно, что вспоминать страшные события ей тяжело и сейчас, по прошествии почти десяти лет:
— Я являлась собственником предприятия ООО «ЮСТ». Мы занимались поставкой семян и средств защиты растений. Для развития бизнеса потребовалось взять кредит в кущевском отделении Россельхозбанка на сумму сорок миллионов рублей. Стали оформлять кредит, но об этом сразу от банкиров стало известно банде Цапка. Моего мужа на встречу в Ростове-на-Дону вызвал один из фигурантов нынешнего уголовного дела по факту вымогательства и заявил, что нужно «поделиться», иначе кредита не будет. Муж отказался. Тогда его вызвали в офис ООО ОПХ «Слава Кубани», где главарь банды Цапок пообещал его закопать.
Когда получили кредит на сорок миллионов рублей, подозреваемые потребовали всё отдать. Муж стал отказываться, тогда его опять вызвали в офис «Славы Кубани», где Цапок, угрожая оружием, заставил отдать деньги ему и его родственнице.

После этого банда потребовала оформить еще один кредит на тридцать миллионов и тоже отдать банде. Муж отказывался, но его снова вызвали в офис ООО ОПХ «Слава Кубани», где с ним разговаривал Цапок и другие. Мужу угрожали убить его и членов его семьи. Я до сих пор не могу спокойно об этом говорить. Этот ужас невозможно забыть. Отказать в передаче денег членам банды у нас не было никакой возможности, так как в то время Цапки жестоко расправлялась со всеми, кто мешал. Возбуждались заказные уголовные дела. И регулярно почему-то при участии полковника Александра Ходыча. Затем людей арестовывали, а в камере заставляли переписывать имущество на бандитов. Так поступили с другим предпринимателем — Николаем Гордиком. Мы все об этом знали, но ничего не могли сделать.
После того, как более 70 млн рублей наша семья отдала лично родственникам Цапка и приспешникам, банда потребовала оформить на нас кредит на 250 миллионов, заявив, что уже имеется договоренность в банке. После этого я и мой муж убежали из дома. Нас искали бандиты, угрожали дочери, требовали указать, где скрываются родители. Прятались мы до середины декабря 2010 года, пока не был задержан главарь банды и его головорезы. Я убеждена, что если бы нас нашли раньше, то убили бы.
В декабре 2010 года, после убийства в доме Аметовых, мужа опрашивали сотрудники правоохранительных органов, интересовались, в связи с чем много его телефонных контактов с членами банды. Александр всё пояснил, сообщил о вымогательстве денег, но уголовное дело не возбудили. Когда позже мы стали поднимать тему привлечения к ответственности Натальи Цеповяз, ее брата Ивана Стришнего, Федора Стрельцова, то тут же в отношении самого Александра возбудили уголовное дело по банкротству его предприятия. Несколько лет муж пытался доказать свою невиновность. Мы уже очень долго стучимся во все двери, сообщали об этом ростовским следователям по уголовному делу Стрельцова, краснодарским следователям, сообщили следователям ГСУ по Ростовской области. До этого все попытки добиться правды были не только безрезультатны, но и опасны. Надеемся, что на этот раз правоохранители разберутся в ситуации и восстановят справедливость.
Сергей Холмовой — еще один потерпевший от бандитов. Его история похожа на другие: «Цапки» не отличались разнообразием способов грабежа, предпочитая грубую силу, запугивание, уголовное преследование по «заказным» делам. В них, кажется, заметен и след Ходыча, кстати уже отбывшего наказание, но по другому преступлению.
— В 1999 году я создал в городе Армавире предприятие — ООО «Кубань-99», в котором был директором и единственным участником. Предприятие занималось оптовой торговлей зерном и ГСМ, — рассказывает Сергей Холмовой. — Со мной познакомился Федор Стрельцов, он тогда был мелким предпринимателем из Успенского района, ранее работал в полиции, откуда уволился. У Стрельцова было предприятие — ООО «Кубань-Агро», которое поставляло колхозам ГСМ, а расчет производился сельхозпродукцией. Стрельцов предложил мне сотрудничество, и мы стали работать на постоянной основе: он делал мне заказы на топливо — я поставлял ему ГСМ. Так мы работали с ним до 2006 года.
Насколько мне известно, в 2005 году Стрельцов тесно сошелся с главарем кущевской преступной группировки Сергеем Цапком. Также Стрельцов стал плотно общаться с Вячеславом Цеповязом, который владел крупным сельскохозяйственным предприятием — ООО ОПХ «Слава Кубани», а также с его женой Натальей Цеповяз и ее братом Иваном Стришним.

Весной 2009 года Стрельцов от имени Сергея Цапка и Вячеслава Цеповяза заявил мне, что они договорились в Россельхозбанке получить крупный кредит. Для этого им надо сделать реорганизацию их предприятия — ООО «Агро-Полтавченское», в которое надо включить мое предприятие — ООО «Кубань-99». Такое же предложение поступило и предпринимателю Валерию Дорошенко. Взамен мне и Дорошенко пообещали выделить доли в ООО «Агро-Полтавченское»: мне — 12 процентов, Дорошенко — 29 процентов. Я стал отказываться — тогда меня заставили приехать в офис ООО ОПХ «Слава Кубани», где лично Цапок пообещал меня закопать, если я не соглашусь. Я всё равно отказался. Цапок стал советоваться с членами банды, что со мной делать. Потом он зашел в кабинет, где я сидел всё это время, и сказал, что меня надо кончать. Здесь же, в офисе, находились и другие подозреваемые по делу.
Также поступили и с Дорошенко. Понимая, что Цапок и его головорезы могут нас физически устранить, мы дали свое согласие на вхождение наших предприятий в ООО «Агро-Полтавченское». В итоге у меня мошенническим путем забрали предприятие, которое на тот период стоило не менее миллиарда рублей.
В ноябре 2010 года я узнал из прессы о массовом убийстве в Кущевской. Мне стали поступать предложения от окружения членов банды, чтобы я ничего следователям не сообщал о факте мошеннических действий по отношению ко мне. Я их послал куда подальше, но в декабре 2010 года на моего сына было совершено покушение, которое произошло Армавире, недалеко от моего дома. Сын еле выжил. Было возбуждено уголовное дело, но никого не нашли. Я обоснованно считаю, что заказчиком преступления являются члены банды Цапка. Более того, на меня тоже покушались. Дважды.
В дальнейшем активы ООО «Агро-Полтавченское», в котором меня и Дорошенко лишили долей, были переданы ООО ОПХ «Слава Кубани» и ООО СК «Север Кубани». В ООО СК «Север Кубани» учредителем был Иван Стришний.
С марта 2011 года я пишу во все инстанции, обращался в Следственный комитет по Краснодарскому краю, но только в 2017 году уголовное дело в отношении Стрельцова было возбуждено. Я сразу после этого предоставил следователям всю информацию о его преступной деятельности, сообщил о роли тех или иных конкретных лиц в мошенничестве с моим имуществом. СК по Ростовской области направило мои показания в СК по Кущевскому району, а те — в СО ОМВД по Кущевскому району. Двадцатого декабря 2018 года было возбуждено уголовное дело по мошенничеству, за что спасибо лично прокурору Краснодарского края Сергею Владимировичу Табельскому. Но сейчас ГСУ по краю дело заморозило — кто-то очень не хочет привлечения виновных лиц к ответственности, не исключено, что цапковские приближенцы нажали на свои рычаги.
Адвокат Александра Соколова представляет интересы Андрея Цеповяза — брата сидящего в колонии Вячеслава. В своем выступлении она сообщила, что ее доверитель полностью подтвердил своими свидетельскими показаниями факты отъема имущества у Николая Гордика, Сергея Холмового, Валерия Дорошенко, Александра Исюка и участие в этих преступлениях членов банды Цапка. Коснулась она и темы «крабового скандала». И информация, полученная от Андрея Цеповяза и озвученная его адвокатом, еще более проясняет картину:

— Кроме вышеуказанных преступных действий Андрей Цеповяз подал заявление в отношении Натальи и Ивана Стришних в связи с тем, что в 2011 году они воспользовались беспомощным состоянием матери Андрея и Вячеслава Цеповязов и, скорее всего, ввели ее в заблуждение. В результате этих действий женщина подписала необходимые документы по передаче Наталье Цеповяз прав на активы и само предприятие ООО ОПХ «Слава Кубани». После этого Наталья Цеповяз развелась с мужем и стала вместе со своими детьми владеть крупным сельхозпредприятием.
Попытки проверить причастность Натальи Стришней к преступлениям банды привели к массированной информационной атаке в СМИ, вероятно, в защиту Натальи Стришней. Всё это привело к проверкам содержания Вячеслава Цеповяз в колонии и ужесточению режима его содержания.
На Вячеслава Цеповяза началось давление как раз в тот период, когда он обозначил свою готовность направить часть прибыли предприятия — ООО ОПХ «Слава Кубани» на возмещение имущественного вреда потерпевшим от действий банды. Следователи проверяют версию, согласно которой бывшая супруга Наталья Стришняя категорически была против такого развития событий и оказала супругу всяческое сопротивление.
Несколько слов о намерениях моего доверителя Андрея Цеповяза поставить вопрос о нарушении закона со стороны защитника Натальи Стришней — адвоката Эдуарда Чургулии, который, как считает мой доверитель, грубо нарушил кодекс профессиональной этики адвокатов.
Адвокат Эдуард Чургулия до 2016 года был защитником Вячеслава Цеповяза по его уголовному делу, однако после того, как Наталья Цеповяз развелась со своим мужем и стала одна владеть предприятием — ООО ОПХ «Слава Кубани», Эдуард Чургулия отказался от защиты Вячеслава Цеповяза и стал представлять имущественные интересы его бывшей жены Натальи — налицо прямой конфликт интересов.
Мой доверитель считает, что действия адвоката Эдуарда Чургулии по защите интересов Натальи Стришней противоречат кодексу профессиональной этики адвокатов и, хуже того, создают подозрения в разглашении сведений, ставших ему известными в ходе защиты Вячеслава Цеповяз и составляющих адвокатскую тайну.

В связи с этим мой доверитель поручил мне обратиться в Федеральную палату адвокатов Российской Федерации для организации проверки соответствия действий адвоката Чургулии кодексу профессиональной этики адвокатов и принятия мер реагирования.
Вот такая ситуация получается. Оказывается, Вячеслав Цеповяз намеревался компенсировать пострадавшим их убытки, а воспротивилась этому, если верить свидетелю, «белая и пушистая» Наталья Стришняя? Но тогда всё логично. В том числе и скандал с крабами, приведший к тому, что Вячеслава Цеповяза фактически выбили из игры, законопатив в одиночку.
Но тут в пресс-конференции пришла пора вопросов и началось самое интересное. Оказалось, что среди журналистов оказался адвокат Мурад Мусаев, защитник Натальи Стришней по нынешнему уголовного делу.
Мусаев представился довольно странно: адвокат и блогер. Данный господин довольно известная личность. В свое время он тоже защищал по уголовному делу Вячеслава Цеповяза, но, как оказалось, безуспешно. На этот раз он, похоже, выбрал другую сторону, обеспеченную материально, и стал бомбардировать участников пресс-конференции вопросами, которые касались участия, а в его устах, как казалось, звучало — непричастности, Натальи Стришней к преступлениям. В частности, Мурад Мусаев интересовался, почему именно сейчас, а не несколько лет назад люди заговорили о том, что Наталья Стришняя и ее брат преступники.
Потерпевшим опять пришлось повторять, что о преступлениях вышеназванных лиц они трубят в СМИ и пишут в правоохранительные органы с 2011 года.
На десять минут пресс-конференция превратилась в монолог «адвоката-блогера» Мурада Мусаева. Он стал всех стыдить, что «больная женщина находится за решеткой», требовал тут же предоставить доказательства ее участия в преступлениях, при этом настойчиво пытался связать арест Натальи и Ивана Стришних с ростовским концерном, задавал об этом вопросы участникам пресс-конференции. Пришлось ему снова объяснять, что потерпевшие стали обращаться в следственные органы еще с 2011 года и не их это вина, что государство их не защитило. Что же касается доказательств, то сейчас этим занимаются правоохранители и до окончания следствия их официально никто не имеет права озвучивать.

Что же касается онкологического заболевания Натальи Стришней, о котором так настойчиво твердят ее защитники, то стоит подождать официального заключения медицинской экспертизы. Вероятность того, что эксперты не обнаружат признаков тяжелого недуга, все-таки существует. В Кущевке это уже проходили. Например, Сергей Цапок заранее запасся справкой о психическом заболевании, которая не раз прикрывала его от правоохранителей. Да и члены его банды активно пользовались этим методом.
Излечить рану, которую нанесли «Цапки» за двадцать лет беспредела, может только торжество справедливости. Полное и безоговорочное. Потому что, пока не наказан каждый за свои преступления и не получил свою компенсацию каждый же потерпевший, дело не закрыто. Поэтому даже сегодня, спустя много лет после трагедии, пострадавшие от бандитов люди продолжают бороться с остатками кровавого беззакония. А значит, эта пресс-конференция, скорее всего, не последняя. На очереди новые пострадавшие от кущевской банды, а значит, надо ждать новых принципиальных решений прокурора Краснодарского края Сергея Табельского.

Об этом сообщает Рамблер. Далее: https://news.rambler.ru/crime/42517215/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: